• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:19 

Закат Джорджио

Посидел, подумал.
Спесивый Джорджио доживал свой век в окопах окончания человеческой цивилизации. Они спрашивали его о том, какими нитками он пришивал пуговицы. Им не нравилось что их не выдерживали, когда стреляли гаубицы. Он отвечал всем просто, с плеча снимая карабин смотря взглядом острым. Слова его лились водой, а для каждого он еще был свой. Нитки оказались белые, нейлоновые. Он доживал просто и вкусно. Каждая идея называла свою цену, прежде чем влиться шепотом в уши одетых в штатское губернаторов. Пагоны, пагоны, вагоны паравозики, пели песни шлюхи. Ноктюрны, конфетюры, партбюро и партитуры, еще звучали отзвуки марша. Великие дела, у каждого своя эмоция, но Джорджи дожил свой век, и уже не поможет. Хотя его не раз просили. Жизнь была сложная как у кошки что ночует под красным автомобилем дорожным. Такую кошку давит каток, забирает мусоровоз, ее засовывают в бетономешалку и мешают ей спать. Нелегко было Джорджио жить, если сказать кароче. Песня, пляска, крик, коляска из которой он постоянно падал, без объяснения причин. Его мать в черных туфлях щедро намазанных кремом, которые были равны презрению кулака перед лицом слабого и несмелого. У кого детство тяжелое, потом и жизнь вся кувырком, наперекосяк, в носке косяк. Хочешь завести ребеночка, та которой нет, а потому без имени, чтобы не подумали те, что есть. Бойся разбиться о свои же фантазии, гладь лысых мужчин, ведь им труднее всего по жизни, даже если у них высокий гражданский чин. Вот так он вставал и ходил, уже раньше чем читал. Он прямо на ходу выскакивал из колясочки, что вела мама, смотрела не туда, бежал впереди, а она его не раз сбивала с ног. Ночами плакала и мазала зеленым коленки. Горькая жизнь, горькие слезы. Красные носы и вообще красные, по большей части, люди, особенно если помоются в горячей воде. Неразумно Джорджио казалось на закате думать о рассвете, но он вынужден был. Джорджио стоит с грязным лицом, точно война глядит, точно был такой, точно точно.

02:22 

Я - мобилен

Посидел, подумал.
После трехлетнего перерыва, я снова являюсь обладателем персонального мобильного телефона. Это устройство является поводом для гордости, а так же рождает новую, неслыханную доселе, ноту заносчивости, которая гармонично вписывается в полифоническую симфонию многогранной личности вашего покорного слуги. Уверен, что это приобретение наполнит жизнь яркими красками социальной раскрепощенности, и подарит тысячу волшебных часов общения с моими многочисленными друзьями. Если вы яркая, независимая индивидуальность, то эта модель, которая имеет честь покоиться на моей руке, именно то, что вам необходимо. Телефон оснащен такой инновационной функцией как фонарик, а так же обладает беспрецедентной возможностью принимать эфирные радиостанции в FM диапазоне.
Всякая яркая личность любит риск и не тушуется перед лицом тяжелых испытаний, что посылает жизнь; именно такие люди по достоинству оценят три потрясающие игры, которыми заботливые инженеры финской компании Nokia оснастили этот потрясающий аппарат. Бескомпромиссное качество внешнего динамика, не уступающего по чистоте звука таким телефонам как Iphone, не оставит равнодушными даже самых заядлых аудиофилов и меломанов, простого же слушателя, такое качество исполнения, попросту ошеломит. Но нельзя забывать и о главном достоинстве этой модели: ни одному, даже самому отчаянному уличному бандиту, не придет в голову идея об изъятии из вашей собственности такого телефона. А это значит, что вы никогда не потеряете контакт с вашими друзьями, которых, кстати говоря, можно добавить аж 500 человек. Если вы еще сомневаетесь, нужен ли вам такой телефон, то вы не читали то что написано сверху.
Звоните.

12:16 

Посидел, подумал.
И чо?

11:13 

Посидел, подумал.
Поженили хлеб и колбасу
Я теперь ко рту ее несу.

@настроение: Дима Билан - Ну почему так нерешительно печаль смакует боль

15:40 

Посидел, подумал.
Я опять не оправдал надежд. Я считаю так, пусть они сами оправдываются.

@музыка: Павел Кашин - Имитация любви

@настроение: Стенаю

18:53 

Посидел, подумал.
Мы пьем горячий чай, я и бог войны.

14:43 

Посидел, подумал.
Я говорю, чтобы вы присмотрелись ко мне. Я прошу чтобы вы задержали свое внимание на моей персоне чуть дольше чем обычно. Я взмахиваю руками и смотрю в ваше опущеное лицо: что оно выражает? Да, вы проходите мимо, вас тут ничто не заинтересовало, во мне. Бесполезно хватать вас за рукава, протягивать к вам руки в мольбе. Стоять на коленях с каменным лицом просителя - бесполезно.
- Крикну, а в ответ тишина, - прокричала Пугачева.
- Да ты уж помолчала бы, - отвечаю я, и выкручиваю дилэй с ревербератором на полную.
Прохожие в тяжелых ботинках, под ними хрустит стекло моих идей и вдохновений. Отчаяние, злоба и ненависть охватывает сердце, и скрепив его я встаю с колен и вытягиваюсь во весь свой высокий рост.
- Я выше тебя.
- Не выше, а длиннее.
Я убираю снег деревянной лопатой, мне уже все равно кто оставил углекислый газ за моей спиной. Какие духи были у той девушки? Да я не знаю ни одного названия. Наверное духи были такие же, как у той, с волосами цвета крови. Теперь я не смотрю: мое дело разгребать снег. Теперь я не ищу: мое дело уничтожить все места где можно что-то найти.
- Так не доставайся же ты никому, - крикнул не помню кто.
- Ааа, - крикнули в ответ последним криком.
Присмотритесь хотя бы к моей спине. Моя спина выражает много прочитанных мною сказок. Она не какая-то там неосознанная и погруженная в труд. Согнута спина не потому, что я много страдал. Согнута спина осознанием. Блядь, я кричу, я разворачиваюсь. Они идут взявшись за руки, счастлив парень, что он нея. Счастлива девушка, что с ней нея. В моем воображении лопата у него в горле, а девушка убегает ломая каблуки и теряя дар красоты и грации. Но у меня такая смешная шапка, что я ничего не делаю, а просто смотрю в их молодые, красивые спины, да закуриваю сигаретку.
- Гоп... Гоп... Хорошо! Живи да работай! - сказал мальчиш Кебальчиш.

07:52 

Дом Литераторов

Посидел, подумал.
В конце концов, каждый умный человек попадает в сумасшедший дом, или становится известным настолько, что поведение его воспринимают, в худшем случае, как эксцентричное, и уже не смелы придавать безумным выходкам болезненной окраски. Джимми кричал и возмущался, хоть и побаивался общества. Джимми вытворял крайне странные вещи, хоть и боялся попасть в сумасшедший дом. И Наконец он вытянул счастливый билет попав в вожделенный дом литераторов. Когда он вошел в дом, литераторы нетерпеливо ерзали задами на стульях, и трогали себя по груди в поисках сигаретных пачек. Они все тут сидели и ждали речи, которая была главным на сегодня событием, не считая исключения литератора Пояркина из сообщества литераторов. Но это интересное событие приберегли на сладкое. Джимми сразу увидал Пояркина, тот сидел хмурый, на самом первом ряду, скрестил на груди руки. Выгоняли его потому, что попросил Джимми. Он ни в какую не хотел вступать в сообщество, членом которого был Пояркин. А этого конкретного Пояркина, Джимми знал лично, и лично ненавидел за личные качества. Джимми взошел на трибуну и выбросил из головы Пояркина. Этого Пояркина и всех остальных. Джимми вдохнул, стукнул пальцем микрофон и заговорил глубоким и успокаивающим голосом:
- Я всегда стремился к другому слову. То слово что предлагали, меня никогда не устраивало, в силу своего изначального несовершенства. Но есть одно забавное обстоятельство: слова, сказанные вместе, иногда способны компенсировать своей совокупностью несовершенство одиночества. Слова как люди, имеют сходное стремление к поиску недостающих частей. Только у слов, этих частей гораздо больше чем у человека, поэтому с ними легче управляться. Они могут терпеть намного больше ошибок и гораздо спокойнее выносят невнимательность. Мне иногда очень больно смотреть, на человеческий способ обращения с ними. Они говорят и пишут готовыми конструкциями. Подбирают их там , где другие выбросили , сочтя надоевшими, лишенными цвета и дыхания.Люди берут чужие, мертвые фразы, и повторяют их раз за разом, пока они не превращаются в чернозубых тварей шевелящихся , почти живых , и злых настолько, что хочется кричать от ужаса .Люди гладят своих смердящих псов, и спускают их на окружающих когда придется. Язык и слова на него работающие, это наша вербальная кожа. Большинство из нас привыкло к тому, что на ней присутствуют ужасные трупные наросты, ублюдочные паразиты высасывающие последние остатки цвета, и просто куски безличностной серой грязи. Я вовсе не за то, чтобы все говорили и писали правильно. Я сам пишу и говорю хуже многих. Я за то, чтобы у каждого был свой, индивидуальный способ мышления и выражения. Способ похожий на все другие способы, но на личностном, на более тонком уровне, отличался бы и сверкал новым, вдохновляющим отражением индивидуальности,- Последнее слово отпрыгнуло от стен и замерло там где дышали люди. Джимми стоял на трибуне и смотрел на собравшихся. Раздался жидкий хлопок. Джимми взял стакан с жидкой водой. Раздался второй хлопок. Джимми поднес стакан ко рту. Джимми пил воду и слушал бурные и продолжительные аплодисменты. Сейчас он был счастлив, потому что совершенно забыл мысли. Кроме этого звука, и холодной воды, которая медленно растекалась по телу, с его ощущением мира ничего не происходило. Джимми поставил стакан на место и посмотрел в глаза Пояркину, который стоя хлопал в ладоши и что-то кричал во весь счастливый рот, да так натужно, что щеки стали красными.
Но что-то внезапно засвербило в душе у Джимми, и он дотронулся до сердца. Потом он заткнул пальцами уши, и прислушался к своим мыслям:
- Эти люди хлопают мне, и мне это не нравится, - говорили мысли Джимми. - Да и что это за речь такая, что они так хлопают? Неужели я сказал что-то, что они не слышали? Что-то тут не так.
Джимми вытащил пальцы из ушей и начал взмахами рук, и криками, призывать всех прекратить овацию. Спустя несколько секунд зал затих.
- Я хочу спросить. Вы разрешите мне это? - спросил Джимми. Многие в зале закивали.
- Почему вы так усердно хлопаете? Разьве я сказал что-то новое, или очень уж интересное?
Все сидели молча, лишь только переглядывались. тут встал Пояркин и прогремел своим раскатистым басом:
- Вы, Джимми, Вы сказали правду.
- Правду? И в чем тут правда?
- В том что мы все, и вообще люди, мы забываем о значении и происхождении слов, и используем их не задумываясь.
- Пояркин, а вы знаете, что я вас ненавижу, и сегодня вас, из за меня, должны исключить из этого великолепного общества?
- Да, - ответил Пояркин и опустил голову. - Вы ведь потому и ненавидите меня, что я врал много, и врал лично вам.
- И что? И это все? Кроме Пояркина никто ничего не скажет?
Встал лидер сообщества, Гаврилюк, крякнул и запищал:
- С вашего позволения, господин Джимми, я бы высказал свое скромное соображение на счет вашей колоссальной речи. Я думаю что вы настоящий поэт, и как у всякого поэта, душа у вас болит за самое главное. Выражаясь языком поэтическим, мы все болеем за листву, а вы оплакиваете корни.
Зал заопладировал высказыванию Гаврилюка, а Джимми все больше хмурился, но с трибуны не уходил.
- Так что же это значит, если мои слова способны теперь сделать из пропащего Пояркина честного человека, а из вас Гаврилюк, гнилая ваша душа, поэта, то на что были бы способны слова рожденные в истинно свободном разуме? Может быть вы все, лживые подонки, совершили бы массовое самоуничтожение по одному слову моему?
Разразилась буря, все вдруг повскакивали с мест и начали что-то кричать, пытаясь переорать друг друга. Пояркин вдруг залез на сцену и двинулся на вцепившегося в стол Джимми. Он подошел к Джимми вплотную, оторвал его руки от стола, и сердечно обнял, все приговаривая в пол голоса о том, какой Джимми великолепный человек, подтверждая каждое слово легким похлопыванием по спине. Джимми уже ничего не мог понять в происходящем. Вокруг Джимми и обнимающего его Пояркина, образовалась уже толпа, все с восхищением глядели на Джимми, и обменивались отрывистыми репликами явно восторженного содержания. Когда объятие стало уже неприлично долгим, Джимми аккуратно отстранил от себя мерзкого Пояркина и посмотрел в его красное широкое лицо. Оно было уже, кажется, и не таким мерзким. Да и Гаврилюк, стоящий рядом, уже не представлялся скользким насекомым, как раньше. И вообще, все эти люди, которых еще пол часа назад, Джимми люто ненавидел, теперь представлялись ему милейшими, и чудеснейшими людьми. Они казались ему, каждый в отдельности, звездами, ярко источающими в него свет внимания, честности и открытости. Что-то снова беспокоилось внутри, и Джимми опять заткнул уши, чтобы услышать. Внутренний голос в полном отчаянии кричал:
- Беги от них, беги пока не поздно. Беги или они поглотят тебя, и ты станешь одним из них.
Джимми вынул пальцы из ушей и крикнул, чтобы все заткнулись. И все мгновенно заткнулись. Услышав тишину, и внутренний голос, Джимми повторил за ней и за ним:
- Чтобы уничтожить дракона, нужно самому стать драконом. Так кто здесь, блядь, теперь дракон? Победив дракона, мы сами превращаемся в дракона. Львы будут жрать овец, пока те не превратятся в львов и не съедят всех остальных овец. То ли овцы лишены воли к победе, то ли львы перешли на сухой корм, но все живы, кроме долбаных драконов. Чтобы мне победить Пояркина, я должен стать Гаврилюком, чтобы стать Гаврилюком, я должен полюбить его. А что станет с этим Гаврилюком, когда я стану им, чтобы уничтожить Пояркина? А что если я не захочу уничтожать Пояркина, когда стану Гаврилюком.
Джимми упал на пол и забился в конвульсиях. Смерть наступила еще до того, как приехала скорая. Пока ехала скорая, все стояли и смотрели на мертвого Джимми. Пояркин присел рядом с ним накорточки и прикрыл его мертвые глаза, что-то прошептал, потом встал, заткнул уши пальцами, и неровной походкой удалился из дома литераторов.
- Может быть у него и получится, - говорил Гаврилюк, - он всегда был очень настойчивый. Но из общества его все равно исключим.
- Исключим, - подтверждали, выдыхая слова вместе с дымом, литераторы.

06:04 

Добрая

Посидел, подумал.
Когда я писал каждый день, ко мне приходили зайчики. Я был бы не против, если бы кто-то считал меня лапочкой. Я благодушно приму поцелуй в плечо.Я пропущу, одну и вторую, третью дождусь обязательно. Я не как будто непонятный, я простой как копеечка. Уменьшительный в масштабе ковбой без шляпы. Заря встречается с мокрым асфальтом, а дождь уже спрятался и бьет из под тишка, наверняка. Гуся, гуся снова мучают мои, подаренные в сердце, кошмары. Зажгись уже наконец, и потухни. Хватит тебе, девочка, мучаться. Выбери пить, выбери смерть. Перестань притворяться птичкой. Нос твой бред, нос твой не твой вовсе, ты даже свой интерес не чуешь. Занимаешь у подружки на воду. Круги чтобы писать. Непонятно? Ну и сдохнешь одна, пока не поймешь. Ты теперь, а я почти влюбился в твоё твое "ммм". Я забыл, потерял, притворился немножко поэтом, немножко искренне вашим. Перед тем как плакать, вымой лицо, а то некрасиво. Ведь ты же точно умрешь. Тук, тук, тук. Там я, там яд, который тебя не впустит. Ты была слишком упорна, когда рожалась - надежды нет. Недоразумение, это слишком длинное для тебя слово. Оно даже длиннее твоих волос. В восторге прыгнешь, в разочаровании приземлишься. Варишься как рыба в своих впечатлениях. Да нет тебя вовсе.
Муза для моряка - море. Муза для дурака - горе. Я мог бы выпить море. Ты нет, а он смог. ну и нихай, похуй.

04:02 

Посидел, подумал.
Ты, которая хотела казаться любовью. Обернулась дочерью притворства, зачатой в кровосмесительной связи с хаосом. Обещала благодарности, обещала радость, а принесла лишь боль и разочарование. Никогда ты не была уникальна в своем бездумном вероломстве, которым кичилась, заворачивая мою душу мучительным винтом ожидания и предвкушения. Слишком много сердца я вложил в слова, которые бездумно тратил в обмен на твою неизъяснимую красоту. Теперь слов уже почти не осталось, лишь кучка наездников ветра, в протянутых ладонях моей неверной памяти.
Кошки ступают по твоему мягкому животу, и ты ждешь их острых когтей, но даже они наполнены недостойным чувством любви к тебе, и не ранят. Ты делишься с миром, как с верным своим супругом, каждым сладким вздохом. В ответ, он осыпает тебя подарками. Сними с себя безумный наряд сочащейся плоти, закопайся в землю, будь подругой червям земляным и личинкам жука. Через тысячу лет, когда все снова найдет свой конец, мы увидим друг друга в последний раз. Ты узнаешь меня по черным перьям, облепившим мертвую серую плоть. За тобой будут следовать кошки, жертвы железных машин. Я увижу твое призрачное отражение в маленьких белых костях, отполированных смертью до блеска. Тогда и поговорим.

03:37 

67

Посидел, подумал.
Сегодня сморщенные головы, старых глупых людей, соприкасались сотрясаемые рыданиями.
И эту начинающую рыжую, начинающую блядь, снова трахал мужик с блестящей головой.
А пробитая башка лысого мальчика, салютовала Джорджу Ромеро.

03:36 

Посидел, подумал.
Все таки они убили ее, убили без единой монтажной склейки. -

02:22 

Посидел, подумал.
Сначала я давал себе разные слова, потом не давал спуску, чтобы их удержать. Потом слова начали превращаться в предложения и стало стыдно смотреть людям в глаза. Поэтому я перестал смотреть и начал составлять из этих слов безобразные новеллы пропитанные поэзией и кленовым сиропом, который я никогда не пробовал. Все раненые люди находят упоение в отчаянии и плюют в лицо надежде, спросите кого угодно, вам любой скажет. Я это ничто, просто зародыш человека, который по нелепому стечению обстоятельств, выжил, вылез, встал на ноги, пошел на кухню и заварил себе чай. Я не хочу, нет не так, я боюсь что-то начинать, ведь начав мы запускаем механизмы, которые нам не подвластны, рождаем сущнности, которых не сможем, при желании, уничтожить. Даже если книгу прочитали, а потом умерли, и больше ее никто не видел, всегда остаются муххи, которые очень внимательно читают, все запоминают, и передают из поколения в поколение. Так что я ни слова не напишу для людей, они слишком быстро тлеют, умирают, надоедают. Мухи, и только они мои главные читатели, только их мнение меня по настоящему интересует.

Если видите., что муха вместе с вами читает книгу, сидя на потолке, или набравшись храбрости бегает по страницам., пожалуйста, не пытайтесь ее убить, это хорошая муха, любознательная. Когда-нибудь, когда все научатся видеть, мухи помогут нам построить космические корабли, и улететь туда, где буду счастлив я всегда. Когда у героя слетает колпак, все вокруг рады и смеются, рады потому что не герои. Герои вообще, по больше части заняты делом, и не обращают внимание на вон тот смешной ролик на ютюбе. Так что прежде чем вы собрались уже точно стать героем, помните, что придется отказать себе во многом, что кажется от вас не отъемлимым.

07:03 

Не обременяйте путешествие чемоданами

Посидел, подумал.
Не сообщайте никому о своих намерениях. Не сообщайте никому то, что хочется сообщить. Говорите по возможности тихо, чтобы никто не мог вас услышать, а главное собеседник. Моя сложная душа просит быть проще. Обстоятельства просят быть проще, чтобы радости было везде побольше. Каждый один и все не сахар, а липкие конфетки в железной коробочке. Ты красненькая, а я синенький, тот парень зелененький, нас всех высосут. Даже тех высосут, кто пуговица и сделан из пластмассы, имеет две\четыре дырки. А что не высосут, то проглотят, а там уж жизнь вам покажет, где гуляет лихо.
- Пусти, слышишь, пусти! - кричат и кричат люди на площади. Они мне кричат. Я стою в центре и держу, пока не вытошнит. Даже у удачи есть зад, который она редко моет, и если вы будете слишком долго ее держать, можете узнать кое-что, чего не надо.Не боюсь бабушку с собакой, не боюсь молодых упругих подростков и их ремня, дерево не боюсь и листвы ее угрожающей. Себя только боюсь, так опасаюсь. Знаю слово Fuck. А вам оно как. Вопросительный знак.
Я все помню, даже то, что давно пора забыть. Я все простил, даже чего не знаю, так зли меня собачка - тяф, гаф.
- Не горбись.
- Горбись - могила исправит.

03:47 

Где спрятались индейцы? Найди их и продай им виски

Посидел, подумал.
Есть какой-то механизм, который я боюсь запускать. Это так просто сделать, почти как ключь на старт. Дальше рушится ливень, развозит грязь у тебя под ногами в приятную мягкую кашу. Подбегают улыбчивые собаки с розовыми носами и лижут сапоги. Почему вспышку называют горячим башмаком? Наверное чтобы мы не лизали ее, ведь она нагревается. Я начал потихоньку слушать то, что мне посоветовали. Там больше сорока альбомов, и думаю у меня уйдет дохрена времени, чтобы верно оценить эти пластинки. Хотя, мне начинает казаться, что я уже понимаю чутка в том, как следует оценивать музыку при первом прослушивании. Примерно так, что если она вызывает у тебя отторжение в первые минуты, то дальше себя лучше не насиловать и оставить как есть, возможно до лучших времен. Там, когда-нибудь, в следующих , тех самых, голова переменится, и все станет ясно как день. Блядь, ну что я говорю... Мне правда стыдно очень, но я не могу остановиться. Сам не знаю зачем. МОжет быть стоит уже начать. Но поскольку я ленивый, никто ничего не дождется. Нет пока такой, которая не давала бы мне заснуть, а потом и читателя тоже заставила бы бодриться.
Жри козёл капусту, больше ее не жаль, теперь мы будем есть мясо твоих сородичей, а капусту можешь есть сам, так ты будешь вкуснее в будущем, когда мы съедим тебя и похвалимся перед твоими детишками с твердыми хребтами. Я бы должен поглядеть как это называется по английскому языку, но что-то лень и это тоже. Я говорю о чем? Да, о природе и об ее катаклизмах, вот о чем. Если природа ставит нам клизмы наполненные ледниковыми периодами, ураганами, смерчами, землятрясениями уносящими миллионы жизней, то почему бы нам перестать ее жалеть и орать на тех кто не жалеет? Еедут машины, тают полюсные шапки и разложен диван. А может быть это настоящяя война? А вдруг там, в тех ужасных катастрофах погиб тот, кто способен бы был уничтожить землю, кто создал бы такую технологию, что земля стала бы больше не нужна? Что-то настолько великое истрашное, что даже не приснилось еще никому, даже самому смелому извращенному ебанутому на нелепых идеях фантасту. Я знаю как правильно писать слова, и знаю что земля не умеет разговаривать и разумничать, но мне кажется что она мне шепчет через мышей, которых я еще не встретил. Держи свой пыл в коробочке, а коробочку на ключике, чтобы в будущем было место до которого не доберутся выжившие мыши. Видали как они прыгают в весенней траве? Да нет, не видали вы. Я, кстати, тоже не видел, но мне кажется, что им есть что порассказать мне, и послушать, тоже есть Мэллер. Абстракция земли, это всего лишь шарик, ну или кружочек, если ее снимать со вспышкой. Я на этой земле не буду даже прыщиком, даже если решу умереть красиво, как планировал. Абстракция меня, это кучка пепла, и если кто-то из разумных инопланетян сейчас смотрит на землю, то я еще не родился, а если они когда-нибудь соберутся прилететь, то я уже давно буду ничем. Хотя если я придумаю что-нибудь, что способно уничтожить землю, они сильно обломаются, и им придется разочарованно сдохнуть на обратном пути домой. Виталий, дерни пожалуйста ручник, я кажется что-то похожее уже говорил.
Виталий дернул ручник и вопросительно поднял бровь.
- Хватит вот это делать. Ты бы лучше анекдот рассказал.
- А я не знаю анекдотов, - задумчиво вымолвил Виталий.
- Не вымолвил а сказал.
- Я вымолвил.
- Херня ты а не вымолвил, забудь это слово и не вспоминай никогда.
- Сзади бибикают, там затор, - взволнованно выдохнул Виталий.
- Заебал ты Виталий, выметайся из моей машины
Я нажал на кнопочку и Виталий катапультировался. Я проследил за его приземлением, и убедившись что он не поранился, когда падал на придорожную траву, дал по газам. Дал газу. Вдавил педаль в пол. Достал базуку и стрельнул в себя. До свидания.

@музыка: Chinawoman - party girl

05:15 

Риторика и гравитация — умные слова

Посидел, подумал.
Надоели риторические вопросы. Надоело заменять слово "Заебали". Те, кому не хватает ума, по заверениям авторитетных господов, занимаются производством холстов для ваших проекций. Очевидно, что творчество это не это, а сама проекция. Но вы, блядь, должны быть благодарны таким дуракам, гораздо больше,чем образованным умникам, ведь они дают вам доспехи с ядерным мотором для ваших ленивых мозгов. Я иногда сам забываю о чем хотел написать, но надеюсь, что всех это не волнует, или волнует, хотя бы, не всех. Я тут много рассуждаю о том, как оно должно быть, или не должно быть, кому сдохнуть, а кому умереть, кому кучу денег говна, а кого размолотить газонокосилкой. Дальше должно быть какое-то "но" , а его не будет. сейчас будет перывый риторический вопрос: — Классно да?
Да, классно — ваш ответ. Если заглянуть за кулисье монолога, то можно увидеть ттолпу мудаков задающих риторические вопросы, а большие электронные красные губы, конвертируют это в свободную речь. У меня за губами язык, а за языком горло, и так дальше до самой задницы. Вот именно поэтому я всегда имел проблемы с речью, но вам, конечно, ничего не понять в моих проблемах. Там говорили, что людям нехорошо говорить, что они не понимают, или еще хуже, что никогда не поймут, типа таким образом всех друзей можно растерять. Но меня не парит вышесказанное. Но бесит это тупое слово "вышесказанное". Мои друзья умнее, чем вся эта мутная кислятина для недоумков. Итак, вы нихрена никогда не поймете, но зато вполне можете почувствовать, что гораздо важнее. А сейчас будет второй риторический вопрос, внимание вопрос: Кто такие вы?
Отвечает Александр Друзь: — Враждебная человеческая масса, которая ненавидит меня, но испытывает парадоксальный интерес к моим словам. Вы это индикатор, который помещен перед моими глазами. Цветом, вы показываете мне, насколько хороши мои слова. Цвет этот управляет, до некоторой степени, моим пугливым телом. Так же это может быть вкус, звук или рука, которая бьет тебя в косточку, или нежно гладит по затылку. Никаких "вас" вообще не существует. Вы это то, что я думаю о людях, а последнее время, я довольно странно о них думаю.
Ну вот, две тысячи, прямо как раньше.

С днем рождения! Все думаю, когда же ты наконец сдохнешь.
Третий, и завершающий риторический вопрос: Когда он наконец сдохнет?

@музыка: Emiliana Torini - Dead Duck

15:59 

Музыкальное приключение!

Посидел, подумал.
Скажите мне в комментариях
Какие музыкальные альбомы, вышедшие за последние лет десять, совершенно необходимо послушать всем и каждому.
Не те,что имеют две-три цепляющие песни, а самые настоящие работы которые, как вам кажется, можно свободно слушать от начала и до конца.
Ну а я, со своей стороны, постараюсь отразить свои впечатление, по возможности откровенно, в каком-нибудь развлекающем виде.
запись создана: 29.04.2010 в 00:26

18:55 

Посидел, подумал.
Скоро количество спама, приходящего мои аккаунты, наконец уничтожит мое иссякающее желание общаться..

10:50 

Посидел, подумал.
По моему это невежливо, когда человек тебя читает, и не считает нужным дать возможность ознакомиться с собственным дневником. Я должен куда0-то писать, просить, унижаться, чтобы узнать, что скорее всего, меня не ждет там ничего интересного. А я терпеть не могу просить о чем угодно, всяких незнакомых.

Я так понимаю, что дневники закрывают, в основном для того, чтобы у любимых и родных не было возможности запалить ваши записи. Могу понять, право каждого, но я-то вас не люблю, и даже знать не знаю,к чему скрывать от меня? Понимаю, вы не держите злого умысла, когда я пытаюсь зайти в дневник, а там висит кирпич и посыл на умейл, но мне от этого не легче. Поскольку мир, как известно науке, крутитсся вокруг меня, воспринимаю каждое, даже пассивное, действие направленное против меня, как личное оскорбление.

Будьте внимательны, и не забывайте свои вещи.

04:42 

Рыбы кажутся мне предпочтительнее червей

Посидел, подумал.
Откровенная минута:
мне так часто кажется, что я что-то придумал новое. Ттак часто кажется, что уже вталкивать некуда.Вот и теперь, я кажется снова придумал. Сейчас сяду поудобнее, может быть даже подложу под задницу подушку,, и начну впечатывать в живое и жаждущее нового, пространство. Я только боюсь, что забыл уже, или же мне не хватит выдержки не подумать, что это нереализуемые духовные мощи сгорающих спиралей в устаревших лампах накаливания моего воображения. А еще боюсь, что это будет стучать в организме только до тех пор, пока длится эта песня, причем, если поставить на репит, то впечатление лишь отдалится, как слишком старательно вспоминаемый кусок сна.

Осторожного самоанализа:.
Я некрасивый, зато умный. Я знаю что я не умный, и это делает меня умнее. Мне плевать что я некрасивый, и это делает меня привлекательнее. И все чего-то думают, так же как я. Кое-кто даже про меня что-то думает, а я бы хотел узнать что, но только хорошее, а еще хотел бы, чтобы это не было неправдой или выдавало за действительное, желаемое.

Животная минута:
Когда не о чем думать, я снова возвращаюсь к гусям. Неужели они становятся моей ролевой моделью? Я даже голосам их подражаю. А может это утки? Ну вообще-то, я последнее время, больше думаю о животных. Сегодня хотел стать счастливым котом прокусывающим зубами несчастливую мыш с мягким мехом, мертвую без знака.

Социальная:
Не надо в сердце клеить портреты, потом трудно соскребать клей оставшийся от тех, которые умудришься отодрать . Я же хочу принтер сердечных впечатлений. Преобразователь моего одинокого пребывания, в полезную субстанцию, без усилий и желательно, лёжа на диване.

И обличительная:
Всё кажется уже придумали, над всем посмеялись. Графически представили, сопроводили музыкой, забыли, откопали, снова посмеялись, выебали, выкурили, и съели пепел, унавозили почву на которой всё равно ничего больше не вырастет.


И молчания, для тех, кто очень хочет, но никогда не получит:
//

@музыка: Kate Nash - Skeleton Song

Я в домике

главная